Болезнь наркомания

Я долго отрицала, что наркомания – это болезнь

Далеко не сразу я поняла, что наркомания – это болезнь. Все что угодно: дурная привычка, распущенность, слабоволие, но только не болезнь… Ну, не доходило до меня, как сын может вновь и вновь употреблять наркотики, ведь он обещал, клялся, что не будет этого делать. Неужели он не понимает, что убивает себя, что наркотики – это зло, что он может умереть? Я опять верила его обещаниям, опять и опять надеялась на его здравомыслие, не понимала, что сын болен, и название его заболевания – болезнь наркомания.

Я прочитала множество научных и медицинских статей, просмотрела сотни видеороликов, но отказывалась верить, что сын болен – отрицала это. Уже позднее, придя в Нар-Анон, я поняла причину этого отрицания.

Симптомы семейного заболевания

Только начав посещать собрания группы Нар-Анона и познакомившись с программой «Двенадцать Шагов», я постепенно стала осознавать, что это, действительно, болезнь.

Во-первых, я, наконец, приняла, что мой близкий не собирался становиться наркоманом, он действительно болен.

Во-вторых, я узнала, что наркомания – семейная болезнь. Если один человек зависим от наркотиков, то это затрагивает все его окружение (мать, отца, жену, детей, братьев, сестер, бабушек, дедушек и т.д.). В семью приходят переживания, хаос, боль, страх, чувство вины перед наркоманом и окружающими. Жизнь членов семьи направляется на то, чтобы вырвать зависимого из лап наркомании. Таким образом, сами они все больше страдают и становятся заложниками семейной болезни.

В Нар-Аноне я узнала «три НЕ»: я НЕ причина наркомании близкого, я НЕ могу контролировать его болезнь, я НЕ могу лечить. Вначале это меня напугало: как это так, ничего нельзя сделать с этой проклятой наркоманией? Затем я поняла, что, осознав «три НЕ», смогу противостоять ей, то есть, если я перестану бороться и приму бессилие перед этой болезнью, то у меня появится шанс найти иной путь. И я нашла этот путь. Программа «Двенадцать Шагов» помогла мне разобраться в своей части семейной болезни, помогла мне начать выздоравливать.

Я признала, что наркомания близкого человека оказала на меня огромное негативное влияние, я тоже больна, и у моей болезни есть симптомы.

Отрицание – симптом семейной болезни наркомания. У каждого он проявляется по-своему. Я говорила сыну о том, что он — наркоман, но он отрицал: «Нет! Сегодня хочу – употребляю, а завтра могу не употреблять!», – это отрицание наркомана. Мое отрицание: «Нет! Этого не может быть, мой сын не такой. Он не наркоман!».

Контроль – тоже проявление влияния семейной болезни наркомания, это непреодолимая потребность взять под свое наблюдение все действия наркомана, иллюзия, что так можно лишить его возможности употребления.

Спасательство – тоже признак моего болезненного состояния. Если я начинаю контролировать зависимого, я не могу остановиться, контроль очень быстро переходит в спасательство: даю советы, деньги, выручаю из различных ситуаций, то есть спасаю, спасаю… до бесконечности, тем самым не даю наркоману узнать последствия его употребления.

Сколько раз я давала себе обещание: всё, последний раз, больше ни за что и никогда не буду! Но опять и опять спасала, каждый раз обещая себе и наркоману, что это точно в последний раз.

В Нар-Аноне я учусь жить счастливой жизнью

Содружество Нар-Анон помогло мне понять, что проблема в том, что у меня нет своих сил отказаться от контроля и спасательского поведения. И вдруг, работая по Шагам программы, я обрела эту силу. Еще я обрела надежду, что новое здоровое поведение поможет мне противостоять коварной неизлечимой болезни.

При любом заболевании врач выписывает рецепты и делает назначения. Даже при таких заболеваниях, как гипертония, диабет, онкология, придерживаясь рекомендаций, можно жить долго и счастливо.

Да, болезнь наркомания неизлечима, но программа «Двенадцать Шагов» дала мне необходимые рекомендации, инструменты, чтобы самой выздоравливать, и научила не способствовать наркомании моего близкого. Вот что я теперь делаю и чего не делаю:

  • не контролирую зависимого (не звоню и не захожу в соцсети, чтобы разузнать, что он делал, где и когда был);
  • не даю советов, если меня не просят;
  • разговариваю уважительно, не назидательно, помню, что в первую очередь он человек;
  • принимаю его неудачи и срывы как жизненный опыт, необходимый ему для духовного роста;
  • уважаю его выбор, даже если он мне кажется губительным;
  • не финансирую, не даю денег вообще;
  • веду себя вежливо, корректно, говорю о своей любви.

Поступаю так, чтобы отстраниться с любовью от моего зависимого близкого и перестать спасать его. В этом мне помогает осознание того, что мой сын – взрослый мужчина, а не маленький мальчик.

Перестав спасать и контролировать близкого, я учусь жить своей счастливой и спокойной жизнью (не зависимо от того, употребляет мой сын наркотики или нет), тем самым давать своему сыну шанс повзрослеть, взяв последствия употребления наркотиков на себя, самому справляться со своими проблемами и найти собственный путь выздоровления.

Пролистать наверх
Размер шрифта
Контраст