Брат — наркоман. Что делать?

Брат — наркоман. Что делать?

Мой брат – наркоман. Что делать, я не знала...

В детстве мне казалось, что я живу в обычной, вполне нормальной семье. Только в возрасте восемнадцати лет я услышала от родственников страшную правду: мои родители – наркоманы. Позже я нашла этому подтверждение. Известие стало шоком для меня. Трудно описать всю боль, которую я испытала, узнав об этой смертельной болезни моих близких.

Но когда я обнаружила, что мой младший брат – тоже наркоман, это известие сломило меня окончательно. Я до последнего не хотела верить в эту горькую правду. Брат бесконечно мне врал, а я делала вид, что верю, пугал и манипулировал, а я поддавалась на провокации, боясь ему навредить. Периодические срывы зависимого, его неадекватное поведение и непредсказуемые поступки, смешанные с моим чувством ответственности за него – это то, чем была наполнена моя жизнь. Пришло осознание: «мой брат – наркоман, что делать?». Бесконечные попытки поговорить с ним, вразумить, достучаться до него, мой контроль, уговоры, ультиматумы — ничего не работало! Я вновь и вновь натыкалась на противостояние, отрицание, непонимание, словно на стену, которая образовалась между нами.

Я неоднократно слышала от брата: «Займись своей жизнью и позволь мне распоряжаться своей». Тогда я не понимала, о чем он говорит. Я была полна одержимости, не могла оставаться в стороне и просто наблюдать, как медленно себя убивает мой брат-наркоман. Что делать? И тогда я обратилась к друзьям и родственникам за помощью в спасении родного мне человека. Но даже объединив усилия, мы не смогли направить его на путь исправления.

Брат — наркоман. Что делать?

Я чувствовала бессилие перед машиной смерти

Переломным моментом стал случай. Находясь под воздействием наркотиков, мой брат схватил нож и выбежал на улицу. Видеть это было жутко, страшно, больно. Я спрашивала себя – как он, такой юный, имея перед глазами опыт с зависимыми родителями, выбрал тот же путь? И приняла решение вызвать полицию. У меня больше не было сил и желания сопротивляться семейной болезни наркомания.

Мои родные выбрали наркотики, а я окончательно потеряла веру в то, что могу изменить хоть что-то в жизни семьи. Я чувствовала полное бессилие перед машиной смерти. Раз за разом спрашивала себя «мой брат — наркоман, что делать?», но ответа не находила.

С тех пор, как я впервые столкнулась с наркоманией, прошло много времени. Двенадцать лет рабства – так бы я охарактеризовала весь этот период жизни. Одержимо спасая своего брата от последствий его употребления, я совершенно потеряла себя, привыкла ставить свои потребности на последнее место. И где-то там, в периоды затишья между очередными кризисами, я немного успела пожить.

Я получала много одобрения со стороны других родственников. Мне говорили: «Какая же ты молодец! Единственная нормальная и состоявшаяся из семьи». И признаюсь честно, мне нравилось, что все хвалили меня. Ради этой похвалы я была готова трудиться, не щадя себя, снова и снова доказывая всем свою состоятельность.

Брат — наркоман. Что делать?

В Нар-Аноне я заново обретаю себя

Сегодня я знаю: наркомания – семейное заболевание. Я пострадала от ее последствий, хотя долго не осознавала, что мне самой нужна помощь. Год назад, находясь в отчаянии, я обратилась к психологу, от которой узнала о группах взаимопомощи для членов семей и друзей наркоманов. Я зашла на сайт Нар-Анона, где размещается расписание собраний, и решила посетить несколько из них.

В группе я выбрала наставника, вместе с ним пошла по Шагам. Иду в своем темпе, это очень важно для меня. В процессе работы по программе прожила много бурных эмоций, мыслей, чувств. Оказывается, у меня тоже есть чувства, и их много! Это было настоящим открытием для меня. В своем выздоровлении я прошла от стадии отрицания и негодования к принятию и благодарности за то, что пришла сюда и встретила людей с похожим опытом, понимающих меня.

Еще я узнала, что мы – члены Нар-Анона, не даем советов, а только делимся опытом, силой и надеждой. Поэтому на вопрос: «Мой брат наркоман, что делать?», я не получила однозначного ответа или жестких указаний.

Мой путь в Нар-Анон занял много времени, но сегодня я понимаю, что нашла программу в тот момент, когда больше всего в ней нуждалась. Двенадцать лет проживания рядом с зависимыми близкими не прошли бесследно. Но прошлого не изменить. Я навсегда останусь сестрой и дочерью наркоманов, поэтому мне нужна эта программа. Здесь я узнала о том, как заново обрести себя.

Брат — наркоман. Что делать?
Пролистать наверх