В моей семье ребёнок-наркоман

В моей семье ребёнок-наркоман

Почему в моей семье ребёнок-наркоман?

В моей семье ребенок-наркоман. Почему так произошло? Ведь я его правильно воспитывала. Или меня Бог за что-то наказал? Эти вопросы мне долго не давали покоя.

С отцом ребенка мы развелись, когда сыну было два с половиной года. Поэтому я старалась быть ему и мамой, и папой. За что-то ругала, за что-то хвалила. Критику в адрес единственного чада я воспринимала в штыки. Всегда говорила, что это мой сын, и я лучше знаю, как его воспитывать. В итоге накопила много обид на родных и друзей. Со временем подруги стали раздражать меня все больше и больше не только из-за рекомендаций в отношении сына, но и из-за советов по поводу личной жизни, в которых я не нуждалась. Я перестала с ними общаться. Мама тоже мне надоедала своим контролем и нравоучениями. Я редко открыто конфликтовала с ней, но всегда обижалась и уходила в себя. 

Меня не покидала надежда встретить настоящего мужчину, который будет отцом моему сыну, а мне опорой. Но личная жизнь не складывалась. Я старалась быть лучшей матерью. 

Сын хорошо учился в школе, занимался музыкой, играл в футбол. Он сам этого хотел, я его не заставляла. Я гордилась им и собой. Старалась покупать ему все самое лучшее. А на это нужны были деньги, я их не жалела и умела зарабатывать. 

У меня был такой распорядок дня: работа, домашние дела и воспитание сына. Работа занимала 80% времени, так как я мечтала купить своему ребенку квартиру, машину и оплатить достойное образование.

Я жила в иллюзии благополучия, с маской счастливой деловой женщины. К тому времени, когда я узнала, что в семье ребенок-наркоман, я уже находилась в депрессии из-за разочарования в личной жизни. Точнее, я пребывала в состоянии жалости к себе и отрицании.

В моей семье ребёнок-наркоман

Я дошла до ненависти к сыну...

Сыну исполнилось 14 лет. Он был предоставлен сам себе. Я считала его самостоятельным и ответственным и, естественно, никогда не думала, что в моей семье растет ребенок-наркоман. Он постоянно просил у меня деньги, говорил — на школу, на репетиторов, на музыку, а я не могла отказать. И хотя меня это сильно раздражало, считала, что он меня любить не будет, если я ему денег не дам. Это сейчас я понимаю, что таким образом покупала любовь сына. 

Потом он стал часто ночевать в студии, объясняя тем, что записывает с друзьями альбом. Я ему верила. Я ему всегда верила. Мне так тоже было удобно. Но за последние три года отношения с моим близким испортились до ненависти к нему. Я часто задерживаясь допоздна на работе, чтобы реже встречаться с ним и избежать скандалов, истерик, драк. Я стала его бояться, у меня не было сил противостоять его поведению. А вечером, наедине с собой искала утешение в алкоголе, плакала и жалела себя – «бедная я несчастная, никто меня не любит».

Со временем начала замечать странности в поведении сына: он сильно похудел, изменились походка и взгляд, в доме появились новые друзья, с которыми он закрывался в своей комнате. У сына начались серьезные проблемы со здоровьем. А я периодически напоминала ему о будущем, что надо учиться, о престижной профессии, которую надо получить, о жизни и так далее. 

Вот так и жили в семье: ребенок наркоман и я, его слепая мамаша, зацикленная на себе. В одной из последних ссор, я спросила сына: «Может, ты наркоман?». В ответ он обвинил меня в недоверии и сказал, что я сошла с ума. Мне даже стало стыдно.

В моей семье ребёнок-наркоман

С приходом в Нар-Анон всё в жизни поменялось к лучшему

Но однажды он сам признался, что употребляет наркотики и хочет бросить. Вот тогда я ощутила оцепенение и отрезвление одновременно. В моей семье ребенок-наркоман! А потом было два месяца ада, когда я включила «заботливую мамочку», контроль, пособничество и спасательство. В этот период я испытала жуткий страх его смерти и свое бессилие. Я отправила своего близкого на лечение в реабилитационный центр, где мне рассказали про группы взаимопомощи для членов семей и друзей наркоманов. 

Так я пришла в Нар-Анон. Я не искала «таблетку» для наркомана. Наоборот, мне было хорошо без него. Погрузилась в процесс прохождения Шагов. Стала разбираться со своими мыслями, чувствами, действиями. И вообще – кто я, что я за человек? В какой-то момент я осознала, что сын вернется домой, и мне нужно будет строить с ним здоровые отношения. А еще налаживать отношения с мамой и общаться с другими людьми. Делать это уже по-новому, на духовной основе, применяя принципы и инструменты программы. «Программа работает, если работаю я» — мой любимый девиз. 

Я испытываю огромную благодарность к Нар-Анону. Всё в жизни поменялось к лучшему, несмотря на то что в моей семье ребенок-наркоман.

В моей семье ребёнок-наркоман
Пролистать наверх