Сын – наркоман. Что делать?

Я впервые нашла какой-то пакетик с непонятным веществом, когда сыну было 16 лет. Первая мысль: мой сын – наркоман, что делать? Но потом я как-то «забыла» об этом. Теперь уже я знаю, что так сработало отрицание. Слишком больно было принять это.

Потом я еще долго не признавалась самой себе, что мой сын – наркоман, хотя видела, что он не может учиться, совершает странные поступки. Мысль «что делать?» приходила, но я ее неосознанно гнала от себя. Иногда я пыталась обращаться к психологам, искала ответы в книгах.

Я признала: мой сын – наркоман. Но что с этим делать?

Шел год за годом, у сына возникали проблемы: с машиной, с деньгами, с людьми, с полицией. Он обращался ко мне за помощью, и я помогала. Я тратила свое время, силы, финансы. Но проблем становилось все больше. И не только у сына, но и у меня самой, у наших близких.

В какой-то момент мне пришлось признать, что мой сын-наркоман. Что делать? – этот вопрос я задавала себе снова и снова. Я пыталась поговорить с сыном. Но это было бесполезно. Он жил так, как хотел, и не видел своей болезни. Я пыталась обсудить проблему с родными, но не нашла у них поддержки. Оказалось, что действовать мне придется самой, в одиночку. Это было очень тяжело.

Я стала искать информацию о зависимости в интернете, обзванивать организации, предлагающие помощь. Но принять решение было очень трудно. Страхи, тревога, сомнения, неуверенность владели мной, а порой наваливалась усталость и приходило полное отчаяние. Снова и снова возникала боль в душе и вставал вопрос: «Мой сын – наркоман. Что делать?»

Я приняла решение, но позже оказалось, что другие родственники были категорически против него. Они забрали сына из больницы и все началось снова, болезнь усугубилась. Отношения с сыном были окончательно испорчены. Мы не общались. Было очень горько, страшно, да и чувство вины навалилось.

Ответ я нашла в Нар-Аноне

В это тяжелое для меня время я и узнала о группах взаимопомощи Нар-Анона. Я начала ходить на собрания и сначала просто слушала, находя иногда ответы на мои вопросы. Мне становилось легче, спокойнее после этих встреч.

Моё доверие Нар-Анону укрепилось и после того, как я увидела, что доктора-наркологи, специалисты по зависимости рекомендуют родственникам посещать группы взаимопомощи. Я поняла, что одной мне не справиться, ведь болезнь семейная и влияет на всех, кто рядом с наркоманом.

После собраний постепенно уходило чувство вины, уменьшался страх. Я впервые находила понимание и сочувствие. Я пыталась делать так, как делали другие мамы, хотя не все я могла принять, не все получалось. Я училась справляться со своими чувствами, училась осознанно принимать решения. Постепенно приходило понимание, что одной только своей волей помочь сыну я не смогу.

Теперь уже я была не одна, многие люди помогали мне справляться, делились информацией и опытом, поддерживали. Некоторые подруги из содружества стали для меня очень близкими.

Постепенно отношения с сыном менялись, я училась принимать его таким, какой он есть, отделяя его от болезни.

Сейчас я живу своей жизнью и люблю своего сына. Наши отношения доброжелательные, тёплые, наполненные взаимной любовью. Для меня это настоящее чудо! Я стараюсь видеть перед собой взрослого и самостоятельного мужчину, проявлять к нему уважение, а сама оставаться просто любящей мамой.

Я продолжаю посещать собрания Нар-Анона. Теперь уже я передаю свой опыт, поддерживаю других. И сама получаю поддержку, ведь жизнь преподносит разные ситуации. Нар-Анон помогает мне не реагировать на них слишком эмоционально, учит действовать осознанно.

Моя жизнь изменилась.

У меня появились силы и время для любимой работы. Я занимаюсь фитнесом, путешествую вместе с мужем, много читаю, встречаюсь с друзьями, гуляю по городу. Но главное, я чувствую себя спокойно и уверенно. Я благодарна содружеству Нар-Анон за все изменения, которые произошли в моей жизни и в жизни моей семьи.

Пролистать наверх
Размер шрифта
Контраст