Страх наркомании

Я осталась один на один с проблемой наркомании...

Долгие годы мне казалось, что у меня хорошая семья и что наркомания — это не про нас. Мой сын — красивый молодой человек, очень спортивный и успешный, материально обеспеченный, обладающий лидерскими качествами. Мне приходилось видеть наркоманов, и я бурно осуждала их, называя нариками. Я мысли не допускала, что это когда-то будет относиться к моей семье.

Шесть лет назад мы переехали жить в другой регион, о котором мечтали всей семьёй. Я не подозревала о том, что меня там ждёт. Прошёл месяц после переезда, и я стала замечать за сыном какие-то странности. Весёлый не по теме, ест без ограничений, и вообще, как будто это не мой сын. И сразу в голове, как сигнал SOS, возникло: «Наркомания!». Жуткий страх сковывал всё внутри. Как это могло случиться в моей семье? Нет, этого не может быть! Я пыталась отогнать от себя плохие мысли, ни с кем не делилась, даже с мужем, и от этого становилось ещё страшнее. Поговорить с сыном я не могла, спросить его, сказать о своих страхах и волнениях. Как? А вдруг я ошибаюсь и обижу его своими подозрениями. Поверить, что наркомания пришла в мою семью, было невозможно. Страшно признать! Стыдно! Узнают все! Что подумают? А вдруг отвернутся? Я не могла! Может обойдётся, рассосётся, просто мне кажется, он просто балуется. Но нет, чуда не случилось. Это были мои иллюзии, отрицание и нежелание признать горькую правду. Я была не готова к такому поражению.

Мне потребовалось два года, чтобы признать реальность, увидеть свой страх наркомании, перестать отрицать, что в мой дом постучалась наркомания! Сын не перестал употреблять. Я осталась один на один с проблемой. Я оказалась во власти страха наркомании.

Почти каждый день я обращалась к интернету, штудировала сайты, читала отзывы, пыталась определить признаки употребления. Чем больше я читала, тем сильнее становился мой страх. Я чувствовала отчаяние и безнадегу. Я пыталась поговорить с сыном откровенно, но ничего не получалось. Вместо этого от меня были только упрёки, обиды, угрозы, раздражение и гнев. Я не могла быть откровенной сама и честно сказать о том, что меня беспокоит, чего я боюсь. Мне не хватало честности и мужества. Но я этого не понимала. Я не понимала, что происходит с нами. Страх наркомании завладел моим сознанием. А у страха, как говорят, глаза велики. Но у Высшей силы на меня был свой план.

В 2015 году, в один прекрасный день я пришла к сыну домой, я не ходила к нему до этого, и увидела, что нет бытовой техники, и вот тут у меня открылись глаза! Это был Первый Шаг. Сомнений не было. Наркомания!

Страх наркомании постепенно отступал...

Через три дня сын поехал на реабилитацию, а я попала в группы Нар-Анона. На первом собрании мне пришлось приложить много усилий, чтобы произнести, что меня привело в группу: «Наркомания, и я — мама наркомана». Но вдруг я испытала облегчение, когда смогла признаться перед людьми. И меня не осуждали, мне сказали, что я не одна. Я видела людей с такими же проблемами, но они улыбались! Делились своими рассказами, как они перестали страдать и могут радоваться, несмотря ни на что! Это сработало удивительным образом. Они подарили мне надежду.

Страх наркомании постепенно отступал. Со временем я осознала, что наркомания — это болезнь. Её не нужно бояться, её нужно лечить. Болезнь эта семейная, поражает не только наркомана, но всех, кто рядом с ним. На собраниях я слышала истории о том, что выздоровление возможно, люди делились своим опытом, и я поверила, что у нашей семьи тоже есть шанс! У меня была готовность действовать, идти по пути выздоровления.

Прошло 4 года. Жизнь нашей семьи стала совсем другой. Есть единство семьи, уважение, ценность мнения каждого, но не в ущерб другим. Мои прежние состояния «яжемать» и «явсезнаюкомучтоделать» остались в прошлом, сейчас в семье равенство и сотрудничество, взаимопонимание и ответственность за поступки и их последствия. И сегодня мне не страшно, когда я слышу слово наркомания, я знаю, что выход есть и я не одна.

Пролистать наверх
Размер шрифта
Контраст