Мой брат – наркоман

Мой брат – наркоман

Мой брат – наркоман? Я не хотела этого принимать...

У меня есть брат младше меня на 6 лет. Он стал для нашей семьи долгожданным ребенком. С рождением брата мы с сестрой обрели статус «старших и ответственных не только за себя, но и за малыша». Мне это нравилось. В нашем доме появилось также правило: «С мальчиками надо обращаться аккуратно, их надо беречь». Поэтому общего любимчика я холила и лелеяла, баловала и опекала, верила на слово и доверяла. Уже с пятнадцати лет брат мог с ночевкой оставаться у друзей. А когда ему исполнилось двадцать, я без раздумий и каких-либо условий вручала брату-студенту по первому его запросу ключи от своей квартиры и позволяла время от времени пожить в ней.

Но очень скоро в жизни моего повзрослевшего родственника появился алкоголь, а затем и наркотики. Мой любимый брат – наркоман? Нет! Я искренне верила, что это временное явление, невинные эксперименты юности. Теперь понимаю, что семейная болезнь наркомания уже давала о себе знать, но я не хотела ее принимать.

Если брат заваливал зачет или экзамен, или ему нужно было срочно сдать курсовую работу, я принимала активное участие в семейной спасательной кампании. Мне не хотелось, чтобы «наш мальчик» остался без высшего образования, поэтому чертила за него чертежи, делала расчеты. А он спокойно уходил из дома в поисках приключений.

Мой брат – наркоман

Безумие наркомании

Однажды, находясь в компании друзей брата, я услышала, что о нём говорят как о наркомане. Помню, как резко отреагировала: ничего себе, ещё друзьями называются! Да, покуривает, кто в молодости не баловался? Но следом пришло осознание: мой брат – наркоман. Меня охватил ужас – он своими же руками уродует свою жизнь, теряет здоровье, лишается карьеры, светлого будущего.

Между тем период временного употребления стал затягиваться. Как-то зимой мой брат-наркоман и еще двое его приятелей, находясь в употреблении, вскрыли чужую машину и залезли в неё «погреться». В итоге брат был условно осужден на 2 года. Это был очень тяжелый период для всей нашей семьи. Позор – с одной стороны, с другой – страх за судьбу родного человека. Я как могла на тот момент поддерживала родителей.

Не могу сказать, что находилась в постоянном напряжении из-за проблем брата. У меня была своя жизнь, интересы, своя семья. Однако время от времени и меня сильно потряхивали его выходки. Я взрывалась от злости, когда он разбивал очередную мою машину или воровал у меня деньги. Но очень быстро прощала его. Если звонили родители, даже глубокой ночью, когда он начинал буянить, я мчалась его усмирять. В периоды загулов брата частенько через меня его разыскивали работодатели. И я искусно врала, главное, чтобы он не потерял работу, и чтобы никто не узнал, что у него проблемы с наркотиками. Я сто раз обещала, в том числе и себе, что больше не буду помогать решению его проблем. Однако наступал очередной кризис, и все повторялось вновь. Настоящее безумие. При этом я не была готова отдать пожилых родителей на растерзание обезумевшему брату-наркоману.

Мой брат – наркоман

Я нашла помощь в Нар-Аноне

Вскоре я отправила своего брата выздоравливать в реабилитационный центр, сама нашла помощь в Нар-Аноне.

Первое собрание, которое я посетила, показалось мне, мягко говоря, необычным. Однако в тот же день я услышала, что не стоит принимать скоропалительных решений, надо посетить не менее шести собраний. Сначала ходила через силу, а потом меня стало тянуть на собрания этой группы. Здесь у всех одна проблема – семейная болезнь наркомания. Можно не скрываться, не шифроваться, наконец-то выдохнуть, расправить плечи, поднять голову. И основное – здесь можно получить опыт решения проблем.

Я перестала поддаваться на манипуляции мамы и брата-наркомана. Я прекратила давать ему деньги, запретила брать свою машину. Больше не оплачивала его кредиты. Попытки кредиторов надавить на меня я успешно пресекла – пообещала обратиться в прокуратуру по поводу незаконного преследования. А как только меня отпустил страх перед кредитами зависимого члена семьи, меня перестали тревожить и кредиторы.

Жить стало значительно легче и понятнее. А главное, я уяснила, что на собраниях в содружестве я могу найти ответ практически на любой вопрос, который задает наркомания. Это бесценный дар для меня.

Мой брат – наркоман
Пролистать наверх