Как вести себя с наркоманом

Любовь к наркоману умирала вместе со мной

Как вести себя с наркоманом? Как помочь и не навредить? Как жить рядом с зависимым? Эти вопросы стоят передо мной уже много лет. Впервые я с ними встретилась в начале болезни моего близкого. Вернее, они появились в голове чуть позже, когда я впервые пришла на собрание группы Нар-Анона. А вначале, кроме ужаса, паники, чувства вины, стыда, страха смерти, ничего не было. «Как живет мама наркомана? В страхе», — это было обо мне.

Конечно, сначала я пыталась сделать всё возможное и невозможное, чтобы помочь: и кредиты платила, и от тюрьмы спасала, и следила, и контролировала. Но ни к чему хорошему это не приводило. Мы ругались, оскорбляли друг друга, иногда дрались. Моя жизнь превратилась в кошмар, в слияние с болезнью. Несмотря на то, что рядом подрастали еще двое маленьких детей, я их не замечала. Не было сил. Болезнь цвела буйным цветом, каждый из нас — и наркоман, и я — падал на своё дно. И пришло время, когда сын попросил о помощи, он оказался в реабилитационном центре, а мне порекомендовали посещать собрания семейных групп Нар-Анона. Я подумала, что сейчас мне расскажут, что надо делать, я буду это выполнять и все снова станет хорошо, мой сын перестанет употреблять наркотики. К тому времени я уже много способов и средств испробовала, но злости становилось больше, взаимоотношения портились со всеми вокруг, а любовь умирала вместе со мной.

В Нар-Аноне я учусь, как вести себя с наркоманом

Вопрос: как же вести себя с наркоманом? — стоит перед каждым, кто приходит на собрание. Ответ приходит сразу: отстранись, отделись, перестань контролировать, обрати внимание на себя, обозначь и соблюдай границы. Но сколько гнева вызывает такой ответ поначалу! Как я могу отстраниться и посмотреть на себя, когда сын в такой беде? Приходится пройти через подобие смерти, через боль, страдания, прежде чем прийти к смирению, принятию своего бессилия, отказаться от своего контроля, и только тогда я начала находить ответы на свои многочисленные вопросы.

Мне пришлось начать изучать болезнь, так как врага надо знать в лицо, мне пришлось познакомиться с самой собой, научиться работать со своими чувствами. И тогда постепенно я начала слышать ответы. Если мой близкий был в употреблении, наши взаимоотношения строились на жесткой любви. Я старалась отстраняться, передавать его заботе Высшей Силы, я устанавливала четкие и твердые границы: и финансовые, и эмоциональные, и физические. Передавала ему ответственность за его жизнь в его же руки, а свои руки убирала, продолжала посещать собрания, проходить Шаги, слушать семинары и спикерские выступления членов Нар-Анона. Но, как говорится, руки убрала, а голова там осталась. Отделяться эмоционально оказалось труднее, чем физически.

Как отпустить тревогу за употребляющего зависимого? Для меня — только с помощью Высшей Силы и собраний групп Нар-Анона. Только здесь я стала разбираться, что в основе моих чувств лежал страх, а не любовь, поэтому я начала работать в этом направлении, пробовала идти навстречу этому страху, учусь беседовать с ним, и помогают здесь инструменты нашей программы: дневник чувств, наставник, впередиидущие, чтение литературы, семинары и многое другое.

Прошло немало времени, когда хоть что-то стало получаться. Я научилась спокойно, без паники отличать, как вести себя в разных ситуациях. Если близкий в употреблении, то я веду себя жестче, никаких денег, душеспасительных разговоров, четкие и твердые границы.  Если он после реабилитационного центра, в начале своего выздоровления, то по возможности живет отдельно, устраивается на работу и живет на свои деньги. Не веду разговоры о посещении собраний, не слежу за его настроением, не пристаю с расспросами, захочет — сам расскажет. Не оцениваю, не критикую. Старюсь вести себя с ним, как с хорошим знакомым. Сохраняю и его трезвость, и свою. Я задаю себе вопрос: «А любовь ли это сейчас? Что я привношу в наши отношения?». Для меня важно любое проявление любви, принятие и уважение, доверие, понимание и сопереживание. Даю ему и себе право на ошибку.

Сейчас я могу выстраивать здоровые отношения

Наркомания – семейная болезнь, она поражает не только употребляющего наркомана, но и всех близких. Выздоровление трудно дается и дорого стоит, поэтому разговариваю с сыном, с другими детьми спокойно, стараюсь услышать, что до меня хотят донести, не вступаю в споры, пререкания. Когда не знаю, что сказать, могу сесть рядом, обнять, могу взять паузу и подумать, какое же мое следующее правильное действие.

Помощь не навязываю, только если попросят, со своими советами тоже не лезу, каждый получает свой опыт, только тогда он ценен.

Когда выздоровление становится более стойким, границы становятся более гибкими.

Доверие растет, контроль уходит, стараюсь применять Шаги, Традиции в своей семье, с окружающими меня людьми, детьми и внуками.

Жизнь в программе Нар-Анона дает возможность строить по-новому отношения, сначала в группе, потом в семье, с окружающим миром. Находясь в программе, я могу выстраивать здоровые отношения везде.

Когда я работаю по программе, происходит сложная переоценка себя и своей жизни. Я постепенно избавляюсь от контроля, тревожности, гиперопеки, учусь принимать других людей такими, какие они есть, и не пытаюсь сделать их счастливыми вопреки их желанию.

Инструменты, которыми я пользуюсь, дает мне содружество Нар-Анон. И тогда вопрос: «Как вести себя с наркоманом?» — исчезает сам собой.

Пролистать наверх
Размер шрифта
Контраст